6+

За достойное образование

Читайте материалы по реформе РАН...

Портал о развитии благотворительного и гражданского движения
/ Главная / Редакция

Д. Миронов- Тверской



Предупреждение



Не нужен нам берег турецкий!



"Мы всегда будем братьями"



Смешные люди



Жители Тверской области обратились к Президенту Российской Федерации Владимиру Путину



"В.В.Путин ответил на главные вопросы"



"Медведи на дорогах"



Пенсионный тупик России



Проект "Деревенщина", выпуск № 4



"Нам, селянам, много не надо"



"Политические сфинксы"



"Жизнь - копейка"



"Долой реальность!"



"Импортзамещение"


 
 
 
В  России  "Двадцать восемь панфиловцев" уже считается самым ожидаемым новым фильмом о войне.
 
Эта картина о знаменитом подвиге горстки советских героев, ценою собственной жизни остановивших осенью 1941 г. под Москвой лавину фашистских танков.   
 Работа над сценарием кинокартины началась в 2009 г. Более года потребовалось создателям проекта на кропотливое изучение исторических материалов. Чтобы по крупицам воссоздать панораму событий боя у разъезда Дубосеково близ Волоколамска, где героически пали бойцы 4-ой роты 2-го батальона 1075 полка панфиловской дивизии, кинематографистам пришлось провести тщательный поиск достоверных источников, сверить их подлинность с известными документами и литературными произведениями, провести консультации с историками и военными специалистами.  
   Фильм «Двадцать восемь панфиловцев» является поистине народным. На первоначальном этапе практически не имея ничего, кроме искреннего желания снять честный фильм о войне и большого замысла, воплощённого в добротном сценарии, авторы идеи объявили о сборе средств в интернете на ресурсе системы электронного сбора пожертвований на кинопроекты. Там же они поместили и демонстрационный ролик, снятый собственными усилиями.  
   Неожиданно этот призыв получил шквальный отклик многих тысяч россиян. За короткое время проект фильма «Двадцать восемь панфиловцев» собрал несколько миллионов рублей. Основной объём пожертвований состоял из небольших переводов, в среднем по несколько сотен рублей от каждого жертвователя. Однако были и крупные взносы. Житель Северодвинска Андрей Фокин пожертвовал на кинокартину о подвиге панфиловцев… миллион рублей. При этом щедрый благотворитель прокомментировал свой поступок скромно: «Я бы не назвал это благотворительностью. Моя надежда на то, что рассказов о подвигах будет больше... Я хочу, чтобы мои дети смотрели хорошее кино о войне».
  Так или иначе, но собрав более 30 млн руб., фильм «Двадцать восемь панфиловцев» стал беспрецедентно успешным общенародным проектом. Затем к общественной инициативе присоединилось Министерство культуры, выделив на съёмку кино ещё 30 млн. По признанию авторов проекта, они испытывают огромную ответственность за собранные народные средства и потому взяли за правило регулярно отчитываться на своём официальном сайте о каждом этапе работы над картиной. 
   Благодаря народной поддержке масштабные съёмки кинокартины о подвиге панфиловцев начались осенью 2013 г. Сотни участников проекта – профессионалы и любители – трудились практически бескорыстно, вдохновившись благородной идеей воссоздать картину героического самопожертвования тех, кто отстоял нашу родину в Великой войне.
   Народный фильм «Двадцать восемь панфиловцев» стал персонификацией всеобщего подвига защитников Москвы. Легендарная история о красноармейцах, остановивших малыми силами многократно превосходящего врага, явилась воплощением ВСЕХ подвигов ВСЕХ героев – именитых и безымянных. «Это – классическая героика. История о подвиге. Смысл таких историй в том, чтобы воспитать новых героев», – говорит режиссёр, сценарист и главный вдохновитель идеи фильма о панфиловцах Андрей Шальопа.
   Накануне премьеры фильма «Двадцать восемь панфиловцев», намеченной на осень, режиссёр Андрей Шальопа отвветил на вопросы зам. редактора СМИ "Социальный Пресс Клуб"  
 
- Подвигу панфиловцев посвящено как минимум 3 художественных фильма: «За нами Москва»  1967 г., «Волоколамское шоссе» 1984 г., совсем недавно, в 2013 г.,  вышел 4-серийный казахстанский фильм по мотивам повести А. А. Бека «Волоколамское шоссе». Что побудило ваш съёмочный коллектив взяться за новую экранизацию легендарного подвига панфиловцев?
 
 
-  Дело в том, что ни один из этих фильмов по существу не имеет отношения к подвигу двадцати восьми панфиловцев. Был такой известный советский военачальник Бауыржан Момышулы(прим. ред. – в 1941 г. участвовал в обороне Москвы, командовал батальоном) – это один из величайших героев Казахстана, там его почитают, как у нас Александра Невского, для казахов это невероятно масштабная историческая фигура… Собственно говоря, о нём все эти произведения. С его слов Бек написал книгу «Волоколамское шоссе», она о самом Момышулы и его батальоне 1073 полка. Герои-панфиловцы служили в 4 роте 2-го батальона 1075 полка. Это не просто разные полки, это были разные участки фронта. Непосредственно к легендарным двадцати восьми панфиловцам это имеет лишь то отношение, что это была одна и та же дивизия… Книга «За нами Москва» это произведение Момышулы, он сам его написал. Но о двадцати восьми панфиловцах там всего буквально одна строчка. То есть о наших героях нетполного повествования ни в одной из этих книг. Так же конкретно о двадцати восьми панфиловцах нет ни одного художественного фильма. Поэтому мы решили снять о них наш фильм.  
 
- Почему фильм о панфиловцах не снимали, ведь это один из самых популярных, как теперь говорят, раскрученных эпизодов Великой Отечественной войны? 
 
-  Это действительно один из самых «раскрученных» эпизодов войны. Более того, в 1975 г. на Волоколамском шоссе был поставлен невероятно дорогой памятник двадцати восьми панфиловцам. Кстати, очень хороший, может быть, лучший памятник этим героям. Но его стоимость наверняка равнялась бюджету большого художественного фильма. О подвиге двадцати восьми панфиловцев написано масса картин, песен, стихов, пьес. Но почему о них не сняли ни одного художественного фильма, объяснить не могу. Для меня это загадка. 
 
- Основой нашего фильма стал оригинальный сценарий, который я написал. То есть мне пришлось самому сочинить пьесу. При этом я много с кем встречался. Ездил в редакцию «Красной звезды», общался с Виталием Морозом, который лично знал журналиста Кривицкого, как известно, впервые написавшего о двадцати восьми панфиловцах во время войны. Я был в панфиловской дивизии, которая стоит в Токмаке (прим. ред. – Киргизия)… Но важно даже не это. Работая над сценарием, я чувствовал себя очень свободно, потому что к тому времени герои уже все ушли из жизни. Если раньше, скажем, в семидесятых годах, я ещё мог поговорить с кем-то из панфиловцев, то теперь у меня оказался полный карт-бланш. Тем более, что история о «двадцати восьми» рассказывает только о бое, о самом дне боя. А мне для того, чтобы подробно рассказать о подвиге героев-панфиловцев, было необходимо показать, в каких обстоятельствах это происходило. Показать их характеры. А это в кино можно передать только в диалогах, в отдельных сценах, которые, конечно, являются результатом художественного творчества, самостоятельного творческого осмысления.  
 
-  На призыв пожертвовать деньги на съёмку народного фильма о подвиге панфиловцев почти мгновенно откликнулись тысячи людей в России. С чем связан такой массовый порыв? В обществе назрел запрос на честный фильм о войне?
 
- Думаю, это совокупность факторов. Но главное, по-моему, вот что. Я отношу себя к людям, которые считают себя сынами народа-героя. Я видел своих предков. И не только моих дедов, которые воевали. Но я и отца своего считаю героическим, который является потомком моих дедов. Я считаю, что я потомок этих людей. И я нуждаюсь в героической истории. Но когда этой истории совсем не остаётся, когда остаётся только история о предательствах и поражениях, то я испытываю голод. И как выяснилось, этот голод испытываю не только я, но и множество людей в России. У многих россиян сегодня оказалось обострено чувство обиды за нашу поруганную героическую историю. Поэтому возрождение этой истории для них дорого и ценно. То есть возник конфликт. А конфликт это всегда острота. Демонстрационный ролик «Двадцать восемь панфиловцев», который явился визиткой нашего проекта, он тоже имел значение. Всё это попало в сердца многих людей. 
 
- Ты как-то сказал, что «Великая Отечественная война – это самое значимое событие в нашей истории и фильм о войне хотели бы снять большинство режиссёров». Почему же сегодня не снимают? А если и снимают, то эти картины чаще всего у зрителей вызывают разочарование, а то и раздражение.
 
  -  Во-первых, снять историческое кино о войне – это дорого, это очень дорогое производство. Причём, если снимать кино с батальными сценами, это дорого вдвойне. Это одна из причин, на мой взгляд, очень важных. Теперь почему кино о войне последних десятилетий вызывает разочарование. Дело в том, что кино вообще в последнее время вызывает разочарование, потому что современное российское кино, про западное кино даже говорить не будем, оно стало продюсерским. Это значит, что кино из области искусства перешло в область бизнеса. Соответственно основной мотив тех, кто занят в кинобизнесе, это зарабатывание денег. От самого начала и до самого конца. И никакого желания создать произведение искусства, если это идёт вразрез с бизнесом,а это обязательно будет идти в разрез с бизнесом, в продюсерском кино нет. 
 
-  Сегодня в современном кино сложился стереотипный формат фильмов: вместе с основной сюжетной линией обязательно идут второстепенные линии, вплетается любовная интрига, присутствует детективный мотив. Считается, будто без этого современному зрителю будет не интересно смотреть кино. Ваш проект принципиально отказался от этого клише, вы снимаете «настоящее кино о настоящих героях великой войны» и полностью сосредоточены на подвиге советских солдат. Будет это интересно массовому зрителю?
 
     
- Есть история конкретного подвига. Эта история, эта центральная линия сама по себе интересна, сама по себе самодостаточна, она не нуждается в этих второстепенных украшательствах. К тому же это размоет фокус истории, отвлечёт её. И ещё очень важно, что всё-таки эта история легендарная и герои, которые в этой истории есть, это тоже личности легендарные, как памятники, это образы которые живут в конкретных обстоятельствах, ни до и не после, а в этих обстоятельствах. И это очень важно. Нам интересно рассказать именно об этом. Теперь – будет ли это интересно массовому зрителю. Дело в том, что мы – я и вся наша съёмочная команда –также причисляем себя к зрителям. Как зрители, мы оцениваем то, что мы делаем. И я надеюсь, что наши впечатления от снятого нами же совпадут с впечатлениями массового зрителя…
 
- Почему-то сегодня порой считается, будто снять правду о войне это показать, выпятить «чернуху». Отсюда все эти «штрафбаты», «сволочи», россказни про «смерш», смакование якобы тупости военачальников и рабской покорности рядовых, заострение темы предательства, мародёрства, трусости… А что по-твоему значит сегодня снять правду о войне?   
 
-  Честно скажу, я очень осторожно отношусь к понятию «правда о войне». У этой правды есть две стороны. Допустим, есть воспоминания Николая Никулина(прим. ред. – российский искусствовед, профессор, член-корреспондент Российской академии художеств, участник Великой Отечественной войны и автор спорной книги «Воспоминания о войне»), у которого воспоминания сводятся к тому, что война это «чернуха», грязь, предательство, даже воровство, то есть о том, как во время войны обострилось всё самое-самое плохое. А есть воспоминания других ветеранов, которые пишут совершенно противоположное. Пишут о том, какие хорошие, удивительные люди их окружали. Пишут о подвигах, о том,как лучшие человеческие качества позволяли им пережить всякие трудности, невзгоды. То есть для них это другой опыт. Наверное, и то, и другое является правдой… Это две разные точки зрения. Но мне ближе последняя, положительная. К сожалению, сейчас считается, что показать правду, это значит вскрыть какой-то нарыв. По-моему, это неправда. Причём удивительно, что даже фильмы о войне, которые искренне стараются снять хорошо, почему-то получаются фильмами о поражении, о роковой обречённости, о смерти, наконец. Например, современный фильм «Брестская крепость» при всех его достоинствах почему-то получился фильмом о поражении. Хотя на самом деле история о подвиге Брестской крепости это история о первой настоящей победе, ведь это был первый рубеж, на котором немцы обломали себе зубы.То есть драматизма там очень много, а реальной победы, которая на самом деле была, в картине не отразилось. Любопытно, что в 1950-е годы был снят фильм про Брестскую крепость «Бессмертный гарнизон», уже по одному названию понятно, о чём будет кино. И это кино действительно о победе. И очень правдивое кино. Кстати, в старых советских фильмах о войне встречается и тема предательства, и тема трусости. Но основной темойтам является идея героизма. И потому, когда показывалась героика, не страшно было показать предательство, подлость, трусость. Потому что самым главным в этой истории являлся пример героизма. То есть если сегодня сравнивать две точки зрения на «правду о войне», то во многих современных фильмах негативная тема поражений почему-то составляет ядро повествования. Но для меня ядро правды о войне это в первую очередь героическое, победное начало. 
 
-  На официальном сайте вашего фильма сказано о попытках развенчать подвиг героев-панфиловцев. И всё равно, не смотря на лавину пересудов, герои фильма, как и семьдесят с лишним лет назад, снова берут в руки оружие, чтобы остановить лавину фашистских танков. Ваш фильм – это апология, защита подвига павших героев? И вообще, нуждается сегодня военная героика прошлого в защите от нападок современности?  
    
-  Мы не вступаем в пререкания с теми, кто ставит под сомнение подвиг героев нашего фильма, доблестный поступок героев-панфиловцев. Для нас этот подвиг непререкаем и не подлежит сомнению, он не нуждается в оправдании или защите. У нас есть желание рассказать историю о легендарном бое, о тех событиях, которые легли в основу национального предания об этом подвиге. Лично для меня даже не важно, был это в точности, в деталях таким, как описано в первых фронтовых публикациях в «Красной звезде», или это выглядело несколько иначе. Мы об этих подробностях, скорее всего, никогда уже не узнаем. Для меня это уже аллегория, образное выражение всех подвигов русских (советских) героев в той Великой войне. И эти герои, их подвиги сегодня в защите не нуждаются. Но сегодня в защите нуждается культура. А поскольку подвиг панфиловцев это часть истории, которая принадлежит культуре нашего народа, то это, конечно, нуждается в бережном сохранении. И это нужно не прошлому, а будущему. Необходимо воспитать новые поколения на героическом прошлом нашей культуры, в том числе и при помощи средств искусства.  
     
-Недавно сайт Государственного архива России опубликовал справку-доклад главного военного прокурора Н. Афанасьева «О 28 панфиловцах» от 10 мая 1948 г. по результатам исследования официальной версии подвига панфиловцев. При этом говорится, что данная архивная публикация сделана «в связи с многочисленными обращениями граждан, учреждений и организаций». В чём причина не утихающего до сих пор пристального внимания общества к «тайне» подвига панфиловцев?
 
-  Думаю, это результат того, что выросло поколение, воспитанное уже в эпоху разоблачений. В начале 1990-х годов возникло очень много литературы, научной и псевдонаучной, вскрывающей всевозможные исторические факты. Сформировалось даже новое понятие о «правде». На мой взгляд, это новое понятие неверное, потому что эта новая «правда» по существу ставит целью лишь вскрыть всякую историческую дрянь ради каких-то сомнительных целей и ценностей. И новое поколение, воспитанное на этой новой «правде», считает, что эта «правда» является большой ценностью. И если возникает возможность в чём-то усомниться, то эта часть нашего общества начинает немедленно в этом сомневаться, требовать доказательств, потому что она на этом воспитана. Эта жажда разоблачений провоцирует бурный информационный поток, где всё перемешано, где по существу ложь уже очень трудно отличить от действительной правды. И вот в этом я вижу серьёзную опасность. Потому что когда становится возможным поставить под сомнение даже то, на чём лежит табу, охраняющее основы культуры, моральные принципы общества, то начинает расшатываться и рушиться сам культурный каркас общества.        
 
- Обнародованный недавно архивный документ за подписью главного военного прокурора ВС СССР генерала Н.Афанасьева, в котором подчёркнуто, «что подвиг 28 гвардейцев-панфиловцев, освещённый в печати, является вымыслом», возбудил новую волну дискуссий вокруг этой темы. Каково твоё отношение к данному архивному документу? 
 
- Это всего лишь юридический документ, сухой и формальный, сделанный на основании расследования. В этом документе по существу нет никаких выводов. Это просто формальная констатация фактов, имевшихся тогда у следственной группы. Вот и всё. То есть этот документ ничего не доказывает, ничего не опровергает, он не может являться основанием для исторических выводов, тем более, что в нём масса внутренних противоречий. Это просто справка. Поэтому к данному документу у меня нет никаких претензий. У меня есть претензии к огромному множеству якобы сенсационных заголовков, под которыми в СМИ были опубликованы комментарии к этому документу: «наконец-то тайна раскрыта» и прочее. Но ведь люди читают в основном именно эти заголовки и комментарии под ними, не удосужившись самостоятельно исследовать документ, изучить первоисточник. А затем желающая каких-то сенсационных разоблачений часть нашего общество делает поспешные выводы, разумеется, не имеющие никакого отношения к исторической правде. Вот это меня действительно беспокоит.      
 
-  Колоссальный интерес к вашему фильму, возникший даже на стадии его создания, говорит о том, что премьере фильма заранее гарантировано повышенное внимание зрительской аудитории. Какие планы на прокат картины после премьеры, будет ли фильм участвовать в фестивальных программах?
 
 - Как продюсер проекта, я делаю всё возможное, чтобы наша картина имела максимально широкий прокат. Мы ставим задачу, чтобы фильм демонстрировался буквально во всех кинотеатрах страны. Более того, планируется показ фильма в республиках СНГ: Казахстан, Киргизия, Таджикистан, Узбекистан… Мы постараемся показать фильм в Китае. Если будет возможно, покажем картину в Европе. Теперь что касается фестивалей. Премьера фильма и начало проката планируется в конце года. Поэтому, скорее всего, на европейские фестивали мы не попадём, поскольку в Европе в основных фестивальных программах участвуют картины, которые не были в прокате. Возможно, впрочем, что фильм попадёт на кинофестиваль Американской кинематографической академии, там другой принцип отбора картин. Но дело не в этом. У меня отношение ко всем этим фестивалям вполне спокойное. Для нас главный приз – это зрительское признание, и в первую очередь в России. Все остальные призы, даже самые престижные, не сравнятся с признанием зрителей. Для этого мы и работали.
      
- Фильм «Двадцать восемь панфиловцев», несомненно, об истинных духовных ценностях, во имя которых совершили духовный подвиг наши деды и отцы во время войны. Наши современники, новые поколения россиян, сегодня так же сильны духом, как их героические предки и, вообще, во все ли времена находится место для подвига?
 
- Думаю, что наши современники, новые поколения также сильны духом, как и наши героические предки. Если придёт пора проявить человеческие качества, то наш народ их проявит и сегодня. И вся эта шелуха, которая сейчас есть, которой мы облеплены, она с нас слетит и наш национальный стержень в нас обязательно проявится. Я уверен в этом. 
 
Денис Миронов-Тверской
С-Петербург 
 

Другие материалы

                                        Новые материалы на острые темы
 
 
 В современной России между временной безработицей и тунеядством, между случайными заработками и социальным паразитизмом грань очень зыбкая. Выброшенный за борт нормальной жизни стихийными обстоятельствами рынка ещё вчерашний трудящийся, сам того не желая, может вмиг оказаться за чертой, где ему придётся вынужденно стать иждивенцем. Теперь эту зыбкую грань предложили стереть некоторые народные избранники – депутаты.В Законодательном собрании С-Петербурга подготовили пакет поправок в федеральные законы, предполагающий возобновление практики наказания… за тунеядство. 
   Эта социальная мера принуждения к труду вполне актуально и логично возникла в советском государстве, где были созданы условия для полноценной реализации трудового потенциала общества. В законодательстве СССР действительно была предусмотрена ответственность гражданина за тунеядство. Однако при этом государство обеспечивало 100-процентную занятость народонаселения через плановое распределение рабочей силы, а также строгое соблюдение баланса трудовых ресурсов. Под это планирование была настроена и система разного уровня учебных заведений, обучение в которых считалось достаточным эквивалентом «общественно полезного труда». 
   Однако теперь, в реалиях своеобразного капитализма, кое-как воцарившегося в России за последние годы, попытки формально скопировать трудовую систему по образцу советской, не меняя ничего по существу, выглядят, мягко говоря, абсурдно. А потуги ввести в оборот термин «тунеядство» в стране, где с 1991 г. понятие «безработица» фигурирует в нормативных актах, представляется юридической нелепостью.  
  Тем не менее, в недрах петербургскогоЗакСа вызрела такая инициатива. Озвучил её 37-летний депутат Андрей Анохин, исключённый в 2012 г. из партии «Справедливая Россия», и потому теперь упражняющийся в законотворчестве на правах «вольноопределяющегося».   
   Предполагается, что по новому закону «против тунеядства», россияне, не имеющие или потерявшие работу, обязаны будут все до единого встать на биржу труда. Если безработные откажутся от предложенных государством вакансий, то они сразу перейдут в разряд тунеядцев, как говорится, со всеми вытекающими последствиями, которые будут строго прописаны в законе. Всех россиян, уклоняющихся от работы более 6 месяцев, будут привлекать к суду и наказывать принудительно-исправительными работами на срок до 1 года. При этом авторы проекта великодушно согласились сделать исключение для юношей и девушек в возрасте до 18 лет, инвалидов, родителей детей-инвалидов, женщин с детьми в возрасте до 14 лет и некоторых других категорий граждан, среди которых оказались, например, священники. Всем остальным, как видно, поблажек не будет.
   Идея закона «против тунеядства» в современной России возникала и раньше, причём не так давно. В 2013 г. губернатор Кемеровской области Аман Тулеев предложил депутатам Госдумы рассмотреть вопрос о принятии соответствующего закона, предусматривающего борьбу с «профессиональными безработными». Примечательно, что примерно в тоже время бороться с «профессиональными бездомными» предложил мэр Читы, выразивший сожаление, что городские власти «не имеют лицензии на отстрел бомжей». 
   Впрочем, тогда дальше слов дело не пошло. Теперь же можно было бы подумать, что очередная законодательная инициатива – своеобразный «подарок» россиянам от власти к празднику весны и труда 1 Мая. Однако, скорее всего, причина в другом. 
   Новый законопроект петербуржских парламентариев сразу заметили на самом «верху».   В комитете Госдумы по труду заявили, что инициатива обязательно будет рассмотрена на заседании комитета, поскольку она основана на идее увеличить налоговые поступлению государственной казне. А казне сейчас этих поступлений не хватает остро. В правительстве России обеспокоены, что в стране из 86млн трудоспособного населения 20 млн человек заняты без надлежащего оформления своего статуса, а 18 млн человек и вовсе являются формально незанятыми. При этом подавляющее большинство «формально незанятых» далеко не всегда стремятся попасть в орбиту и поле зрения государственных служб занятости населения.   
Действительно, сегодня в России порядка 38 млн трудоспособных граждан в трудовом отношении почти выпали из правового поля. Для государства все они формально являются безработными. Однако по существу в этом нет вины «официально незанятых» граждан. Чаще всего ответственность лежит на работодателях, вынуждающих своих сотрудников работать на «серых» условиях. В случае потери «серой» работы граждане не стремятся выйти из тени и, оформив свой статус, искать занятость при посредстве соответствующих казённых служб, поскольку не видят в этом ни толку, ни практического смысла.       
Сегодня в российских службах занятости населения безработным предлагают массу вакансий, на которые мало кто соглашается по причине смехотворно низкой оплаты труда по этим предложениям. В офисах служб занятости крупных городов все стены оклеены предложениями о работе, и все предложения копеечные, прожить на этот мизер в городских условиях невозможно. Но и в провинциальной России дела обстоят не лучше. В глубинке безработный люд, может, и пошёл бы от нужды вкалывать-горбатиться за гроши, да там и такой работы катастрофически не хватает. Потому соискателям предлагают работу и зарплату, которую назвать ни трудом, ни оплатой язык не поворачивается.
   Прежде было похоже, что казённые службы занятости существовали для формальной заботы о безработных: мы вам предложили – вы отказались, никто никому ничем не обязан. Однако теперь, вероятно, эти службы превратятся почти в карательный орган. Если законопроект «против тунеядства» будет принят, то официальные российские безработные станут перед выбором: или работа за копейки на выморочных рабочих местах, или бесплатный труд в исправительных учреждениях. Неофициальным безработным, видимо, предложат в кратчайший срок определиться со своим статусом.
   Вместе с тем совершенно непонятно, каким образом законопроект «против тунеядства» будет реализован на практике, ведь Россия присоединилась к конвенции Международной организации труда (МОТ), запрещающей принудительный труд. Впрочем, похоже, что авторов сомнительной инициативы эти нюансы не слишком беспокоят. Для устранения юридических противоречий предлагается… изменить Конституцию. Вдохновитель этой идеи депутат Анохин поясняет, что для введения уголовной ответственности за нежелание работать, нужно прописать в основной закон страны, что труд – это не только право, но и обязанность каждого гражданина. «Мы строим новое общество», – резюмировал ретивый борец с тунеядством.
Что это будет за «новое общество», догадаться не трудно. Вряд ли в нём будет процветать уважение к труду, поскольку труд, как говорится, из-под палки не может быть уважаемым по определению. Сомнительно также, чтобы подневольная тягловая сила, которую, похоже, застрельщики очередного законодательной новеллы увидели в безработных соотечественниках, вытащила страну из кризиса и бюджетного дефицита. 
   За последние годы в России миллионы граждан доведены до того, что вынуждены шабашить, халтурить, колымить, где только возможно. Многие вынуждены работать буквально за копейки. Однако прежде у россиян было хотя бы право выбора: работать или нет. Теперь их могут лишить и этого. Примечательно, что разработкой законопроекта «о тунеядстве» занимаются те, чьи доходы не сопоставимы с зарплатами на биржах труда, а их деятельность в плане общественной пользы можно поставить под сомнение.
 
___________________________________________________________________________________________-
 
"Так называемые «золотые парашюты», то есть отступные компенсации крупным чиновникам и топ-менеджерам за преждевременное прекращение трудовых отношений, уже давно не являются чем-то новым"
 
 «Золотые парашюты» приземлились
 
Часто эти денежные компенсации оказываются буквально заоблачно баснословными, за что и получили такое название. Однако впервые «золотыми парашютами» обзавелись уходящие в отставку высокопоставленные полицейские чины, среди которых оказался генерал-майор полиции, подозреваемый теперь в служебном подлоге. В связи с этим 13 мая в С-Петербурге прошла серия масштабных обысков по уголовному делу, возбуждённому в отношении сотрудников ГУ МВД по Северо-Западному Федеральному округу (СЗФО). 
   Это громкое уголовное дело возникло ещё год назад, когда 5 мая 2014 г. в силу вступил президентский указ №300 о ликвидации некоторых окружных ведомств МВД. В СЗФО под сокращение попали три десятка начальников полиции и примерно пять сотен обыкновенных сотрудников. Однако спустя три дня, 8 мая, многие из них были весьма приятно удивлены премиальной компенсацией, выписанной на каждого из них. Согласно приказу, подписанному главой расформированного подразделения генерал-майором Виталием Быковым, каждому увольняемому полицейскому полагается колоссальная сумма, некоторым причиталось от 400 до 750 тыс. руб. Всего таким образом на компенсации было потрачено порядка 20 млн рублей из ведомственного бюджета.
   Этими небывалыми щедротами заинтересовались региональные следственные органы. В результате проведённой в июне 2014 г. проверки выяснилось, что 13 мая все премии были получены. Это сразу навело проверяющих на подозрение об оформлении выплат задним числом. Более того подозрительным выглядел и список премируемых чинов. В частности среди награждённых оказались кабинетные сотрудники тыловых и финансово-экономических управлений, которых наградили с формулировкой… «за выполнение особо сложных и важных заданий» и вообще едва ли не за героизм, проявленный в тиши своих кабинетов. Почти все эти приказы  были подписаны лично руководителем ликвидированного управления, генерал-майором Виталием Быковым или его ближайшими помощниками. 
 В итоге 30 июля завели уголовное дело. Но не в отношении тех, кто подписывал сомнительные приказы, а по факту подлога. Расследование тянулось вяло. Показания от фигурантов и свидетелей приходилось получать месяцами. То было не найти главного финансиста расформированного учреждения, то возникали особые мнения в местной прокуратуре, с сотрудниками которой Виталий Быков работал ещё в начале карьерного пути, то сам подследственный генерал-майор заболевал, причём сразу вместе со своими заместителями.
   В конце концов следствию удалось получить показания главного подозреваемого. Но именно эти показания неожиданно и подвели его самого. Согласно признаниям генерал-майора Быкова, он стал жертвой действий собственных подчинённых: якобы в спешке при реорганизации ведомства, когда на столе ворох срочных документов, ему подсунули те самые злосчастные приказы о фантастических премиях, а он их, как говорится, подмахнул не глядя. Получалось, что во всем виновны нижние чины – секретарши и мелкие служащие финансовых отделов.
   Однако для Быкова это обернулось не просто оплошностью, а фатальным крахом. Обнаружив себя крайними, рядовые служащие из хозяйственных отделов буквально хором заявили следователям о том, как действительно стряпались приказы о награждениях. Вместе с тем за этими эмоциональными признаниями потянулись и доверительные показания некоторых из премированных служащих. Оказалось, что практически все получившие огромные денежные компенсации, вынуждены были большую часть… вернуть начальству. При этом протоколы запестрели убийственными для главных фигурантов дела формулировками: «вынужденно», «под психологическим нажимом», «в связи со служебной зависимостью».
   Поразительно, но даже после всех этих оглушительных признаний расследование этого уголовного дела в ведомственных недрах С-Петербурга буксовало ещё долгое время, тянулось уныло, как говорится, ни шатко, ни валко, да и вообще могло бы заглохнуть по формальным причинам. Однако 9 апреля 2015 г. глава Следственного комитета России Александр Бастрыкин  отдал распоряжение передать дело в центральный аппарат главного следственного учреждения страны. С этого момента ветер для «золотых парашютов» Северной столицы переменился отнюдь не в выгодном для них направлении.  
   12 мая сотрудники Следственного комитета России вместе с коллегами из Собственной безопасности СК РФ прибыли в город на Неве, как пишут в романах, инкогнито. Их приезд явился неожиданностью даже для начальников Следственного комитета по СЗФО, которых центральный аппарат не уведомил о начале акции.
   А 13 мая, буквально ни свет, ни заря – в 6 часов утра, столичные следователи потревожили безмятежный сон генерал-майора Виталия Быкова в его собственной квартире. И не только ему пришлось подняться в столь ранний час. Обыски прошли в личных апартаментах ещё 11-ти высокопоставленных служащих ГУ МВД по СЗФО. В том числе в квартирахзаместителя Быкова полковника полиции АлександраМонастыршина и бывшего начальника финансово-экономического отдела ГУ МВД по СЗФО полковника внутренней службы Светланы Шатовой. И Монастыршин, и Шатова подозреваются в прямом соучастии в корыстном распределении «золотых парашютов».  
Впрочем, Светлана Шатова сразу согласилась сотрудничать со следствием, благодаря чему избежала ареста. Так же домой до поры, до времени отпустили и Александра Монастыршина. Куда сложнее оказалось положение их бывшего патрона. 
   После обыска генерал-майор Быков был доставлен в СК по СЗФО и допрошен, а около 13 часов – процессуально задержан в виду предъявленного ему обвинения в злоупотреблении должностными полномочиями и должностном подлоге. Спустя ещё два-три часа экс-начальник расформированного главка МВД отправился в столицу под конвоем. 
   Теперь дальнейшую участь Быкова будет решать Басманный суд Москвы. Статьи обвинения, которые вменяют генерал-майору, весьма тяжкие, амнистии они не подлежат. А если в ходе новых разбирательств выяснится, что часть от миллионных премий Быков присваивал себе лично, то его дальнейшим жизненным перспективам вряд ли можно будет позавидовать. В любом случае на данном этапе следственный изолятор Москвы, возможно, надолго станет пунктом вынужденного приземления главного «золотого парашютиста» полиции С-Петербурга.
 
_____________________________________________________________________________________________________
 
"Товаром стала даже культура, что не может быть, казалось бы, по самому определению. Впрочем, это символично. Ценность культуры теперь определяется рентабельностью, а право приобщения к ней – сторублёвой бумажкой"
 
Фестиваль ледоколов, открывшийся 2 мая в С-Петербурге, ждали давно. Для Северной столицы ледокольный флот имеет особое значение. Первый русский ледокол «Пайлот» создали в Кронштадте ровно полтора столетия назад. С тех пор город на Неве, спустивший на воду не один ледовый гигант, неразрывно связан с этой отраслью кораблестроения. Поэтому горожане воспринимают фестиваль ледоколов не просто как развлечение, но и как символическую демонстрацию достижений родного города. Однако большую радость общего крупного события омрачила мелочь частного меркантильного свойства. 
Организаторы фестиваля, среди которых были ФГУП «Росморпорт» и фирма «Культурная столица»,в программе праздника обещалигорожанам бесплатное посещение ледоколов «Москва», «Капитан Сорокин», «Мудьюг» и легендарного «Красина», а также реконструкцию конвоя PQ-15 и водное шоу «Вальс ледоколов». Это мероприятие активно анонсировали в СМИ как подарок городу и потому в праздничные дни петербуржцы буквально валом повалили на набережную Лейтенанта Шмидта. 
Однако подарок оказался не совсем бесплатным. Взойти на борт любого ледоколаможно было действительно без оплаты. Но только проход по участку набережной, где пришвартовались ледоколы, оказался закрыт входными рамами, пройти через них можно было только за… 100 рублей. При этом организаторы фестиваля объявили, что сторублёвый сбор якобы никак не связан с посещением ледоколов, а является лишь платой за проход на развёрнутую на пристани устроенную ими же «Ярмарку выходного дня». Эта платная зона разрезала территорию фестиваля таким хитрым образом, что миновать её, добираясь до ледоколов, было практически невозможно. Правда, оставалась альтернатива – 1,5 км в обход, через три квартала по Большому проспекту. Однако это уже выглядело просто издевательством по отношению к посетителям, многие из которых были люди старшего возраста, да ещё и с малолетними детьми. 
   В результате из-за преград на фестивале образовалась людская давка. А сторублёвый сбор, о котором стыдливо умалчивала предварительная городская реклама, оставил у многочисленных посетителей оскорбительное чувство. Своими эмоциями после посещения фестиваля горожане потом активно делились в интернет-сети, с возмущением недоумевая: «100 рублей – небольшая сумма, отчего же она стала фигурой стыдливого умолчания?!»
   Между тем, хоть и с опозданием, организаторы фестиваля ледоколов дали своё объяснение введению платного сбора за право прогулки по набережной во времяпраздника. Оказывается, дополнительная платная зона была устроена для того, чтобы разрядить толпу посетителей, количество которых, по предположениям устроителей фестиваля, могло в несколько раз превысить количество мест на ледоколах. Поэтому было придумано якобы во избежание столпотворения поразвлечь людей той самой «Ярмаркой выходного дня». А поскольку эта услуга дополнительная, то бесплатной, по мысли организаторов, быть не должна.      
   Однако, как показала практика, подавляющее большинство посетителей, вынужденно приобретшие сторублёвые билеты, вовсе не стремились посмотреть на клоунов, поиграть в настольные игры или потешиться представлением мыльных пузырей. Пространство перед сценой, на которой пели-говорили какие-то ярмарочные балагуры, оставалось безлюдным. При этом увидеть из зоны ярмарки главное фестивальное действо – «Вальс ледоколов» – оказалась невозможно: вид на акваторию Невы закрывал борт ледокола «Капитан Сорокин». Словом, сложилось впечатление, что платный вход на фестивальную пристань был устроен не для удобства посетителей, а для восполнения расходов организаторов городского мероприятия, анонсированного как всеобщее и бесплатное. 
Впрочем, на первый взгляд незаметное латание прорех в бюджете культурно-массовой сферы за счёт рядовых горожан сегодня в С-Петербурге, похоже, становится нормой. Не так давно, в апреле, вполне серьёзно встал вопрос о введении платы за вход в Летний сад. И что особенно примечательно, плата предполагается тоже якобы символической – те же… 100 рублей.  
   Всемирно известный Летний сад был основан в С-Петербурге ещё Петром Великим. И со дня основания первого в России регулярного садово-паркового ансамбля никому и в голову не приходило сделать посещение этого места платным. 
   Однако, теперь, по словам директора Государственного Русского музея Владимира Гусева, под главенством которого находится Летний сад, вверенное ему учреждение поставлено в такие экономические условия, из-за которых приходится идти на неприятные меры. Оказывается, причиной перевода Летнего сада на платную основу стало указание Русскому музею от Министерства культуры увеличить внебюджетные поступления на 15%., или на 33 млн руб. Иначе музею грозит штраф. А где взять эти «внебюджетные поступления»? Остаётся, похоже, один источник – карман посетителей Летнего сада. Поэтому Владимир Гусев сокрушённо подытоживает: «Придётся ввести умеренную плату за вход, хотя это наверняка вызовет возмущение».
Разумеется, петербуржцы возмутились в виду этой перспективы. И не то, чтобы сторублёвки жалко за посещение Летнего сада, а сам принцип коммерциализации любимого всеми исторического места не устраивает горожан. Не столько возмутителен ущерб для кошелька каждого петербуржца, сколько неприемлемо попрание старых городских традиций. Потому предполагаемые 100 руб. за вход многие горожане восприняли как символичное унижение, примерно так же, как и унизительным показался многим платный пропуск на старинную набережную Лейтенанта Шмидта во время проведения там фестиваля ледоколов.
   Что ж, вероятно, теперь окончательно наступили какие-то другие, особо рыночные времена. Товаром стала даже культура, что не может быть, казалось бы, по самому определению.  Впрочем, это символично. Ценность культуры теперь определяется рентабельностью, а право приобщения к ней – сторублёвой бумажкой. Всё это теперь как будто понятно и даже «экономически обусловлено». Вот только за саму культуру обидно.
_______________________________________________________________________________________ 
 
                                                    Рухнула школа
 
В С-Петербурге стряслось чрезвычайное происшествие, которое не попало в федеральные новости только… по счастливой случайности. Вместе с тем это событие характеризует порядок вещей в современной России.
   В Невском районе С-Петербурга обрушилось здание новой недостроенной школы.Причем инцидент произошел во время строительных работ.
По проекту, недалеко от станции метро «Проспект Большевиков» на улице Бадаева строится 4-этажная общеобразовательная школа. Рядом с ней для занятий школьников планируется устроить бассейн, стадион с гимнастической и баскетбольной площадками, беговой дорожкой и ямой для прыжков в длину. Четырёхэтажное здание новой школы должно распахнуть свои двери в 2016 г. для восьми сотен учеников. Жители Невского района очень ждут открытие новой школы, поскольку район этот  густонаселённый и школьных учреждений не хватает.
   Однако теперь их ожидания несколько пошатнулись и даже в некотором смысле рухнули.
   22 октября новая школа на улице Бадаева обрушилась – часть здания просто сложилось, как карточный домик. Строительство школы было сразу приостановлено до выяснения всех обстоятельств аварийной ситуации.
По результатам проверкиСлужбы государственного строительного надзора, стало известно, что причиной аварии школьной новостройки в Невском районе оказалось обрушение опалубки перекрытия при бетонировании строительной конструкции «в связи с утратой жёсткости телескопических креплений». Масштаб обрушения значительный – 800 кв.м. Вместе с тем надзорный орган установил, что именно подрядчик нарушил технологию и требования проекта по установке опалубки.
    Подрядчиком строительства потерпевшей аварию новой школы является ЗАО «Водоканалстрой». Эта компания получила подряд, поскольку предложила самую низкую цену, ниже бюджетного планирования: согласно информации, опубликованной на сайте госзаказа, на выполнение работ по строительству школы из бюджета города было предусмотрено 778 млн. руб., а «Водоканалстрой» предложил почти на 40 млн. руб. дешевле, в результате чего и победил на конкурсе. Впрочем, в современных условиях рынка теперь часто экономия и дешевизна определяет всё. Правда, порой эта кажущаяся выгода оборачивается чрезвычайными происшествиями.      
   Однако это происшествие могло бы вообще не выйти за рамки надзорной проверки, если бы не привлекло внимание случайных прохожих и жителей соседних домов, которые обнародовали свои впечатления в интернете. По наблюдениям очевидцев, обрушился, как минимум, «один этаж в средней секции». Люди пишут, что в этот момент на объекте строители собирались «лить плиту», работали бетономешалки и специальные миксеры. В момент аварии рабочие вовремя заметили начинающийся обвал строительной конструкции и «разбежались врассыпную».  
В аварии при строительстве новой школы никто из рабочих не пострадал.Поэтому в отношении подрядчика ЗАО «Водоканалстрой», допустившего нарушение технологии и требований проекта, никакие санкции применяться не будут. Подрядчиков обяжут восстановить разруху собственными силами и за свой счет. Кроме того, городской комитет по строительству уверил общественность, что авария на сроках сдачи объекта не скажется.
К счастью, в рухнувшей школе не оказалось школьников. Они должны будут переступить порог нового школьного учреждения через год. Представить, чем могла бы закончиться авария, случись она не на стадии строительства, а в разгар учебного года, не трудно. Но страшно. 
Конечно, на фоне недавней трагедии в Омске, где 26 октября в результате падения на стройке башенного крана погибли четыре человека, случившаяся авария в Невском районе С-Петербурга не выглядит так драматично. Однако халатность, ставшая теперь в российском строительстве едва ли не нормой, объединяет эти происшествия общей закономерностью.
____________________________________________________________________________________________
 
                                    Сомнительная «благотворительность»
 
   Типичный для современной России случай произвёл эффект скандала в С-Петербурге. Помощники депутата заподозрены в мошенничестве с бюджетными миллионами. Тень подозрения падает не только на их непосредственную начальницу, но отчасти и на весь депутатский корпус Северной столицы. Таким образом криминальная история может иметь политические последствия.  
   Имена Веры Шишкиной и Татьяны Китовой фигурируют в качестве подозреваемых в уголовном деле о сомнительном использовании 25 млн руб. общественными организациями «Эдельвейс» и «Солнечный ветер», формально занимающимися помощью ветеранам и инвалидам. Обе подозреваемые являются помощниками депутата Законодательного собрания С-Петербурга от «Единой России» Светланы Нестеровой, которая, по версии следствия, ходатайствовала о выделении крупных денежных сумм двум благотворительным учреждениям.
   Это уголовное дело возникло в недрах ФСБ ещё летом. Однако по мере накопления материала к активным действиям оперативники приступили только сейчас. Начиная с 8 октября уже проведены полтора десятка обысков, в том числе в квартирах помощников депутата Нестеровой, а также в приёмной парламентария и её кабинете в Мариинском дворце. В настоящее время следователи активно изучают счета общественных организаций «Солнечный ветер» и «Эдельвейс», на протяжении длительного периода получавших деньги, благодаря так называемой анонимной парламентской поправке.       
   Депутатская поправка – это изменения к уже сверстанному городскому бюджету, вносимые членами петербургского Законодательного Собрания как дополнительные статьи расходов. Эту практику ввели в С-Петербурге во времена губернаторства Анатолия Собчака, пытавшегося таким образом контролировать парламент. Больше ни в одном российском субъекте её не существует, только в С-Петербурге. Ежегодно городские парламентарии перераспределяют своими поправками колоссальные суммы (в 2014 г. это было почти 6 млрд руб.). Причём авторы изменений и получатели средств, которыми в основном являются некоммерческие организации, остаются зашифрованными, почему эти поправки и стали называть анонимными. Нетрудно предположить, что при такой практике могут возникнуть серые схемы распределения больших денег.      
   Именно в реализации таких серых схем правоохранительные органы заподозрили помощниц депутата Нестеровой. Как следует из документации ЗакСа, на 2015 г. по линии комитета социальной политики была принята депутатская поправка, предусматривающая увеличение расходов на 28 млн руб. с целью субсидирования некоммерческих организаций, выполняющих общественно-полезные программы. При этом, по версии следствия, автором депутатской поправки была депутат Светлана Нестерова, помощники которой Шишкина и Китова постарались сделать так, чтобы в список организаций, выполняющих общественно-полезные программы, попали благотворительные организации «Эдельвейс» и «Солнечный ветер», получившие впоследствии крупные суммы денег. Однако, как теперь выясняется, далеко не все денежные средства были потрачены некоммерческими структурами на заявленные цели. Более того, в комитет Смольного в качестве отчетности, подтверждающей полное исполнение своих обязятельств, ими были направлены… поддельные финансовые документы. 
Также вызывает подозрение неизвестность реального местонахождения некоммерческих организаций, получающих от города миллионные суммы. По документам «Эдельвейс» расположен в Красногвардейском районе С-Петербурга. Но в здании, где зарегистрирована эта структура, общественных организаций нет, как нет и помещения с номером, указанным в учредительных данных. Та же ситуация на Ленинском проспекте, где официально должна располагается организация «Солнечный ветер». При этом, не смотря на очевидные различия в юридических нюансах и заявленных направлениях деятельности, теперь выясняется, что у двух формально разных благотворительных организаций… общие учредители.
   Впрочем, согласно отчётным документам, «Эдельвейс» и «Солнечный ветер» расходовали полученные бюджетные средства как будто безукоризненно: для инвалидов, пенсионеров и ветеранов проводились экскурсии и праздники, оказывалась помощь в организации поездок в санатории и базы отдыха. Однако теперь у следствия появилось подозрение, что одни и те же услуги льготным категориям лиц за казённый счёт оплачивались… дважды. В настоящее время следователи опрашивают десятки людей, выясняя реальность их участия в мероприятиях благотворителей, да и вообще – реальность самих этих мероприятий. 
   Если подозрения следственных органов подтвердятся, то встанет ещё один вопрос: каким образом руководству некоммерческих структур удавалось оказывать сомнительную благотворительность за бюджетный счёт на миллионные суммы и при этом не вызывать нарекания у распределительных и контролирующих органов? Впрочем, разгадка может быть в том, что, судя по размаху деятельности, эти благотворители имеют способности устанавливать доверительные контакты с чиновными лицами, отвечающими за распределение денег.             
  Похоже, что именно в таких связях следствие теперь подозревает депутатских помощниц Веру Шишкину и Татьяну Китову. 9 октября они были задержаны как подозреваемые. Однако, ссылаясь на 51-ю статью Конституции, дающую им право молчать, задержанные отказываются отвечать на вопросы следователей. Теперь следствие намерено обратиться в суд с ходатайством об их аресте.
   Также пока не получается задать необходимые вопросы депутату Светлане Нестеровой – буквально за день до обысков она легла в больницу, сославшись на плохое состояние здоровья. Кроме того, в самом неприятном для Нестеровой случае, применить к ней какие-либо меры следствию будет не так просто, поскольку для привлечения к уголовной ответственности депутата законодательного собрания нужна санкция руководителя Следственного комитета субъекта РФ и передача уголовного дела из ФСБ в СК С-Петербурга.
   Вместе с тем в Законодательном собрании С-Петербурга шокированные неожиданным известием депутаты намерены провести собственное расследование, чтобы выяснить, куда ушли средства c поправки депутата Светланы Нестеровой. Кроме того, в связи с уголовным делом в отношении её помощниц в петербургском парламенте заговорили о возможной отмене практики скандальных поправок к бюджету, что может иметь политические перспективы. В таком случае, с одной стороны, петербургские парламентарии потеряют привилегию кроить городской бюджет по собственному усмотрению. Однако, с другой стороны, у городских властей  не будет соблазняющего рычага воздействия на депутатский корпус, который станет для Смольного практически неуправляемым.   
   Так или иначе, но задержание помощниц депутата Нестеровой и массовые обыски в связи со скандальным уголовным делом уже заставили волноваться политическую элиту С-Петербурга. Если подтвердятся подозрения следствия по поводу незаконного использования бюджетных средств на сомнительную благотворительность при посредстве так называемых анонимных депутатских поправок, то эта расследование может стать причиной пристального внимания правоохранительных органов ко всем прочим многомиллионным перераспределениям бюджета города на Неве.
__________________________________________________________________________________-----------
                                               Пресса под рыночным прессом
 
   В С-Петербурге по экономическим причинам объявили о закрытии сразу двух старейших газет. С 12 октября принадлежащие теперь «Балтийской медиагруппе» (БМГ) печатные издания «Смена» и «Вечерний Петербург» прекращают своё существование в бумажном варианте. Таким образом закрываются городские газеты, десятилетиями считавшиеся хранителями лучших традиций ленинградской журналистики.          
   Газета «Смена» выходит в С-Петербурге  уже почти 100 лет, ни разу не изменив за всю свою историю собственное название. Газета родилась как первое молодёжное издание новой страны. В советское время «Смена» являлась органом Петроградского губкома комсомола, затем Ленинградского обкома и горкома ВЛКСМ. В годы Великой Отечественной войны газета выходила без перерыва, поднимала боевой дух блокадников и советских бойцов на Ленинградских фронтах, заслужив любовь широкой аудитории читателей. После войны «Смена» удостоилась различных наград, именем любимой газеты был назван первый гидросамолет и первый траулер Северной верфи, молодёжный кинотеатр и даже сверхтвердый сплав. 
   Современная газета «Вечерний Петербург» до 1991 г. носила несколько другое название. Первый номер «Вечернего Ленинграда» вышел в свет 14 декабря 1945 г. Однако само издание имеет идейных предшественников – «Красную вечернюю газету» и вечернюю газету «Рабочий и солдат», издававшихся в 1920-х гг в городе на Неве. Таким образом первая вечерняя советская газета в Ленинграде имела глубокие исторические корни. «Вечёрка», как любовно называли свою газету ленинградцы, представляла городскую советскую власть, Ленинградский городской Совет депутатов. При этом газета не была официозной, отличалась  большей информативностью относительно городской общественной и культурной жизни. Большое место в «Вечёрке» отводилось публикациям по истории города и литературе. В литературном отделе часто печатались Фёдор Абрамов, Ольга Берггольц, Даниил Гранин, Михаил Дудин, Николай Рубцов, Сергей Орлов, Вера Панова, Лев Успенский и другие известные литераторыи публицисты, заложившие крепкие традиции печатного слова. 
   Тем не менее, не смотря на богатую историю, особое значение и важный для Петербурга статус двух заслуженных газет, нынешние владельцы изданий стали поговаривать об их вероятном закрытии ещё летом. Основной причиной ликвидации печатных версий газет руководство БМГ считает плачевное финансовое состояние «Смены» и «Вечернего Петербурга». Доходность этих изданий, которая для медиа-бизнесменов, похоже, является главным критерием, в 2015 г. упала почти наполовину. Считается, что причиной малой доходности газет стали нынешние кризисные явления на рынке рекламы.         
   Это мнение, основанное, судя по всему, исключительно на холодном коммерческом расчёте, озвучил недавно новый руководитель холдинга БМГ Арам Габрелянов заявивший, что издания закрываются, поскольку печатный носитель, как он считает, неперспективная форма СМИ: «Моя позиция по газетам понятная. Считаю, что бумажный рынок схлопывается, и в ближайшее время он схлопнется совсем».
   Почему господин Габрелянов так решил, не совсем понятно. Точнее, не понято совсем. Впрочем, быть может, его весьма своеобразный опыт в профессии медиа-управленца даёт ему основания для подобных утверждений. Ведь профессиональный опыт влияет на угол рассмотрения проблем, систему критериев оценки проблемных вопросов и в конечном итоге на способ их решения. 
   Дело в том, что назначенный лишь недавно на должность главы БМГ Арам Габрелянов до этого возглавлял издания, по содержанию и стилю весьма далёкие от строгих стандартов ныне упраздняемых им петербургских газет. Послужной списокГабрелянова составляют в основном развлекательные интернет-порталы о шоу-бизнесе и деловой жизни, новостная радиостанция и информационное агентство, массовый журнал комиксов и газеты-таблоиды, изобилующие короткими незамысловатыми текстами под интригующими заголовками и множеством ярких картинок, что делает эту печатную продукцию похожую на раскраски, предназначенные для невзыскательной публики. Само собой, по понятным причинам, нынче эта продукция расходится миллионными тиражами, составляя миллиардные обороты в бюджете медиа-империи господина Габрелянова.                 
Став главой петербургского БМГ, Арам Габрелянов, вероятно, оценил вверенные ему печатные издания Северной столицы сквозь призму собственных представлений о перспективности этих газет. Понятно, что вердикт не заставил себя долго ждать – не перспективны, не эффективны, не доходны!
   В связи с этим режиссёр Владимир Бортко заметил: « Газету «Смену» я помню с тех пор, как приехал в Ленинград. Мне будет жаль, если её не станет. Горько, что мы живем при капитализме, когда выше экономической целесообразности ничего нет: ни морали, ни интересов общества, ни духовных запросов народа». Эту точку зрения поддержала и первый секретарь Комитета С-Петербургского городского отделения КПРФ Ольга Ходунова, назвавшая закрытые газеты «жертвами золотого тельца». Более того лидер питерских коммунистов расценивает упразднение старейших городских изданий, как попрание демократии и свободы слова: «Утратить газеты – это не только вычеркнуть ценнейшие  страницы истории великого города, разных поколений его жителей, но и ограничить права горожан на обсуждение городской жизни в различных её ракурсах, в том числе вопросов защиты прав граждан».
Тем не менее,якобы неперспективные бумажные издания решено было оптимизировать в духе деловой современности. Теперь главным редакторам «Смены» и «Вечернего Петербурга» предписано подготовить концепции по переводу этих газет в интернет-версии. Более того, как сообщают петербургские СМИ, руководство холдинга БМГ не исключает, что в порядке экономии и повышении рентабельности упразднённые издания будут слиты… в один общий новый интернет-сайт.      
Эти кардинально-шокирующие изменения в информационном пространстве С-Петербурга повергли в удручённое настроениемногих петербуржцев, в том числе и известных деятелей культуры. «Эти старинные газеты десятилетиями были прописаны в домах петербуржцев, они стали родными. Это Интернетом не заменишь», – считает народная артистка СССР Эдита Пьеха. Решение превратить родные петербуржцами газеты в электронные таблоиды   художественный руководитель Молодежного театра на Фонтанке Семён Спивак назвал «античеловеческим решением», выразившись при этом предельно ясно: «Всё происходящее ужасно… Нужно бороться, чтобы оставались неэлектронные способы общения между людьми. И как гражданин Петербурга я предупреждаю: если мы начнем закрывать всё живое, то потом будем жить в электронных пещерах, прикрываясь электронными шкурами».
   Вместе с тем, несмотря на закрытие старейших печатных изданий, С-Петербург не намерен сдаваться. Депутаты всех фракций петербургского Законодательного собрания обсуждают возможность изыскать средства для возобновления нормальной работы «Смены» и «Вечернего Петербурга». Со своей стороны влиятельная общественная организация Всемирный клуб петербуржцев направила письмо президенту России с просьбой поддержать идею сохранения знаковых для Северной столицы газет, выражая, думается, мнение большинства петербуржцев, жителей самого читающего города России.
Действительно, невозможно представить себе закрытие газетных изданий, ставших символом печатного Ленинграда-Петербурга. Как нельзя вообразить, чтобы по каким-то сиюминутным меркантильным соображениям закрыли в Культурной столице классические театры и музеи, заменив их модными кино-салонами и интерактивными выставками, где можно получать прибыль даже от продажи попкорна. Как уму непостижимо, чтобы печатные, живые книги исчезли вместе с библиотеками города на Неве, а вместо них появился единый электронный таблоид.
Однако проблема не терпит отлагательства. Процесс ликвидации печатных символов С-Петербурга фактически запущен, а возможность возобновления их выпуска ещё не найдена.В этом печальном случае может оказаться, что на смену «Смене» не явится ничего, а сумерки над «Вечерним Петербургом» уже никогда не рассеются.
Мнение редакции может не совпадать с мнением автора.
Зарегистрирован Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор), Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС77 - 50878 от 14 августа 2012 года.
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях.