6+

За достойное образование

Читайте материалы по реформе РАН...

Портал о развитии благотворительного и гражданского движения
/ Главная

Интервью с Андреем Домбровским


Первый волонтер - зам.директора детского дома-интерната, стал последним волонтером - зам.директора дома- интерната. Почему?

После выявленных прокуратурой серьезнейших нарушений директора Детского дома - интерната № 4 Г. Племянникову перевели на другую должность в другой интернат. В печально-знаменитый огромный интернат было назначено новое руководство. Зам. директора стал волонтер этого интерната Андрей Домбровский:
 
Не растоптали ли "Подорожник"?
Корр:   Андрей,  этот дом – интернат для детей с отклонениями в умственном развитии  сам был  в свое время с  большими «отклонениями» от нормального, здорового учреждения. Об этом факте свидетельствует проверка  прокуратуры  смhttp://www.spressclub.ru/1480.html
Что произошло? Почему Вы там более не работаете? Кстати, на сайте ДДИ №4 печальная история  этого учреждения  умалчивается: см сайт
 
 
Андрей Домбровский:  Если в самом общем виде попытаться ответить на поставленный Вами вопрос, то проблема в том, что сиротские учреждения есть, а системы устройства в семью и сопровождения принимающих семей как не было, так и нет.
 
Сиротские учреждения продолжают жить в своей системе ценностей, полагая, что ничего хорошего из "этих" детей (и семейного устройства) не получится (говорю по опыту Павловска, который традиционно "готовит" детей только к одной стезе - жизни в ПНИ), и их повседневный опыт это подтверждает.
 
Ребенка выросшего в учреждении очень сложно вернуть в обычную жизнь.
И в Европе и в Америке вопрос о том, где ребенку лучше давно рассматривается с точки зрения теории привязанности, которая говорит о том, что наличие значимого взрослого является ключевым фактором развития человеческой личности в ребенке. У нас же на уровне практики все сводится к тому, чтобы "был сытенький и чистенький".
 
Корр:  Что- то сделать удалось в статусе одного из руководителей?
 
Андрей Домбровский:Думаю самое большое изменение - это то, что четыре ребенка ушли из ДДИ в семью, под опеку (пятый ушел, когда я уволился). Все дети со сложной инвалидностью. Все продолжают жить в новых семьях (мы поддерживаем контакты) и дела обстоят замечательно.
 
Радикально изменилось положение родителей. Теперь они могут навещать своих детей практически в любой день.
Некоторые вещи не закрепились. Например, то, что касается дееспособности. Два года я пытался тормозить всеми средствами существовавший конвейер по лишению дееспособности, после моего ухода он снова набрал обороты. Сейчас пытаемся изменить ситуацию через Попечительский совет.
В целом учреждение стало более открытым. Дети ездят в школу ( в этом  несомненная заслуга «Перспектив")
 
Корр: Причина  вашего увольнения?
 
Андрей Домбровский:  Причина моего увольнения… Знаете, меня два месяца не могли принять на работу (все чего-то не хватало). Уволили в один день.
 
В 2013 году вернулся из отпуска. Директор позвал, говорит: "Мне приказали Вас уволить до 1 июня". Я говорю, - «Так Вам и раньше приказывали". "Да, но теперь это с самого верха". 
 
Председатель Комитета по социальной политике Ржаненков А.Н. это подтвердил. Указание шло от вице-губернатором Санкт-Петербурга по социальным вопросам и здравоохранению. О. Казанской. Я думаю, что вопрос правильнее было бы задать о том, почему меня терпели целых два года.
 
О конкретных причинах я могу только догадываться. Формально у Комитета по социальной политике ко мне были постоянные претензии по поводу ведения личных дел. Но это же, как все в нашем государстве - друзьям - все, врагам - закон. А в бумагах всегда можно найти повод для придирок.
 
Все остальные вещи - устройство в семью, борьба за дееспособность воспитанников, обеспечение их прав на полноценное социальное развитие - это все в число приоритетов как не входило, так, подозреваю, и не входит.
 
Было и одно конкретное обстоятельство, которое могло повлиять на мое положение. Разбираясь с личными деламм, я обнаружил, что у почти трети детей родители фактически отсутствуют на протяжении многих лет (не посещают), между тем, как  у ДДИ№ 4  заключен с ними договор о стационарном обслуживании, предполагающий, что из пенсии ребенка высчитывается 75% как плата за стационарное обслуживание (дети, лишенные родительского попечения, находятся на полном государственном обеспечении и вся пенсия накапливается на их лицевом счете). Ситуация грозила обернуться большим скандалом. Тем более, что к разбирательству подключился помощник Уполномоченного по правам человека в РФ.
 
 Корр:  Есть  ли результаты проверок?
Андрей Домбровский: Нет, в публичную сферу они размещены не были
 
 После увольнения я около года проработал вместе с Ириной Григорьевной Дрозденко -– женой  губернатора Ленинградской области. Она как раз тогда начинала создавать фонд поддержки детей с инвалидностью.
Сейчас я продолжаю заниматься с ребятами, вышедшими из ДДИ (большинство из них проживает в ПНИ 3 - Старый Петергоф). 
А "Подорожник"? "Подорожник"разбросал свои семена. Бывшие волонтеры стали лидерами новых инициатив и продолжают дело по-своему.
 
Корр: Пишите ли вы «Придорожные новости» по-прежнему?
Андрей Домбровский  Нет, все перешло на «стену» вконтакте
 
Контакты для читателей:
+ 7 921 940 54 29,
dombr@gmail.com
 
 Группа волонтеров "Подорожника"  в Детском Доме интернате 
Ранее, 2011 год
История:
 
 
 
22 февраля в Петербурге в информационном агентстве ИТАР-ТАСС состоялось обсуждение темы «Детские специализированные учреждения: изоляция от общества или открытость?» В «мозговом штурме» по проблеме приняли участие НКО, независимые эксперты и представители городской администрации.
 
Двухчасовая пресс-конференция стала еще одним звеном скандальной истории с детским домом-интернатом (ДДИ) №4 в Павловске. В конце 2010 года широкой общественности стало известно катастрофическое положение детей, попавших в жернова системы закрытых учреждений. Ситуация была взята под государственный и общественный контроль: прокуратура отстранила директора Павловского интерната от исполнения обязанностей, а заместителем нового директора (уникальный прецедент в истории российских закрытых учреждений) был назначен Андрей Домбровский, глава волонтерской организации «Подорожник», волонтеры которой долгое время работали в ДДИ №4.
 
Участники встречи обсудили возможные пути реформирования системы закрытых учреждений, а также планы по созданию коалиции общественных организаций по поддержке людей с ограниченными возможностями. «Филантроп» приводит некоторые интересные высказывания.
 
Святослав Довбня, детский невролог:
 
 - Дети в домах-интернатах всегда будут плохо расти и медленно развиваться. Отсутствие у них своего, близкого взрослого ведет к хроническому стрессу, последствия которого — нейрохимические изменения, влияющие на способность принимать пищу и усваивать полезную информацию. Эти изменения частично обратимы — помещение ребенка в приемную семью приводит к восстановлению физического и психического развития. Но как действовать в реалиях интернатов? Снижать количество детей в группах. Привлекать волонтеров, которые будут приходить к конкретным детям, не подменяя работу персонала.
 
Мария Островская, директор фонда помощи детям-инвалидам «Перспективы»
 
 
 - Не будем строить иллюзий, процесс размещения воспитанников интернатов в семьи быстро не пойдет: слишком тяжело в нашей стране растить ребенка-инвалида. Что мы должны сделать прямо сейчас? Во-первых, надо менять закон «Об опеке и попечительстве», в частности — добиваться отмены пункта, согласно которому «детям, находящимся на полном государственном попечении в воспитательных учреждениях, лечебных учреждениях, учреждениях социальной защиты населения и других аналогичных учреждениях, опекуны (попечители) не назначаются». Во-вторых, надо организовывать общественный контроль над закрытыми учреждениями, который будет осуществляться параллельно контролю, который ведут органы власти. Например, решение о работе той или иной волонтерской организации в интернате должен принимать не директор, а независимая общественная комиссия.
Маргарита Урманчеева, президент ассоциации общественных объединений родителей детей-инвалидов «ГАООРДИ»
 
 
Маргарита Урманчеева.
 - По данным Комитета по социальной политике, в очереди в стационарные учреждения в Петербурге стоит 840 инвалидов. Что это за люди? Это не дети: пока у семей хватает сил воспитывать ребенка-инвалида, они даже не думают его «сдавать». Это инвалиды трудоспособного возраста, которых постаревшие родители, уже неспособные обеспечить им уход, хотят определить в психоневрологический интернат.
Мы не имеем права бросать камень в людей, отдающих ребенка в закрытое учреждение: чаще всего этот шаг их вынуждают сделать обстоятельства. Государство должно разработать новые методы помощи семьям, взамен несовершенным старым. Увеличить пособия матерям, которые не имеют возможности работать, потому что воспитывают ребенка-инвалида. Создать не унифицированные, а индивидуальные программы реабилитации. Внедрить технологию «поддерживаемого проживания» для детей-инвалидов старше 18 лет, проживающих в психоневрологических интернатах и в семьях.
 
Марина Левина, президент фонда «Родительский мост»
 
- Не только семейное устройство может изменить ситуацию. Нужен закон об общественном контроле, который даст представителям общественных организаций право следить за судьбой нескольких конкретных детей. Чтобы это начинание принесло плоды, нужно четко прописать регламент взаимоотношений НКО и государственных закрытых учреждений: кто что делает, кто за что отвечает. Только когда стандарты такого сотрудничества будут определены законодательно, оно будет осуществляться не на уровне конфликтов, а на уровне профессиональных споров и выработки совместных решений.
Кроме того, стоит подумать об иных формах воспитания детей-инвалидов в госсистеме, которые станут альтернативой «больничной жизни» в интернатах. Это, например, малоформатные дома ребенка, приближенные к семейному проживанию. Там дети будут расти включенными в социум: посещать обычную поликлинику, ходить вместе с воспитателями в магазин, играть со сверстниками на детской площадке.
 
Андрей Домбровский, директор волонтерской организации «Подорожник», заместитель директора ДДИ №4 в Павловске
 
 - Мое назначение заместителем директора ДДИ №4 — это не карьерный рост, а некий контракт общественных организаций с властью, который поможет нам изменить систему. Я считаю, что результатов мы сможем добиться только с помощью солидарности: родителей, волонтеров, журналистов, представителей НКО. По отдельности нам все очень легко свернуть шею, мы сильны только вместе. Поэтому я выступаю за создание коалиции общественных организаций, работающих на социальном поле и готовых взять на себя функции общественного контроля за детскими специализированными учреждениями.
 
Пресс-конференция была организивана Социальным Пресс Клубом
 
Еще статьи
"Мое назначение заместителем директора ДДИ №4 — это не карьерный рост, а некий контракт общественных организаций с властью, который поможет нам изменить систему"
 
Мнение редакции может не совпадать с мнением автора.
Зарегистрирован Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор), Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС77 - 50878 от 14 августа 2012 года.
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях.