6+

За достойное образование

Читайте материалы по реформе РАН...

Портал о развитии благотворительного и гражданского движения
/ Главная / Не от мира сего

Концерт «Желтые звезды» в Филармонии 24 января 2017 года


Рассказывая про смерть – говорить о жизни. В память жертв Холокоста: сегодня были в зале Филармонии и те, для кого тема истребления еврейского народа нацистами имеет прямое отношение к семье.

 «Ночные молитвы» Гия Канчели для кларнета, струнного оркестра и магнитофонной ленты. Солирует кларнет Юлиана Милкиса: тонкий звук, уходящий наверх, затихающий,  чтобы наполнить весь зал вместе со струнными, резко обрывается. Эхом вторит женский голос. Музыкальный цикл вдохновлен псалмами, которые для евреев – источник и покаянной молитвы, и благодарения и просьбы о спасении. Музыка передает то, что не могут слова.  

Похожее изображение

Голос Чулпан Хаматовой – ни одной фальшивой ноты, никакого актерства – читает дневник девочки из концлагеря Маши Рольникайте. Зал опустевает – каждый погружен в себя потому, что Маша – живая, она здесь и говорит о том, что именно сейчас видит.  Девочка не могла писать дневник, она учила его наизусть – слово за словом. Название: «Я должна рассказать». О нашивках – желтых звездах с буквой J– иудей – в гетто. О сортировке людей: кому жить, а кому нет. Об избиениях, о немыслимых физических испытаниях, о голоде.

В зале – старые и молодые, бедные и богатые – как один. Каждый проходит свою проверку – а что для меня значат слова Маши, они меня трогают, я не зачерствел? Трогают – значит экзамен пройден. Например: стена, которая отделяет девочку от мамы. Навсегда. И та кричит ей: «Живи». Маша выжила и рассказала.

Потом «Легенда» Генрика Венявского для скрипки с оркестром. Музыка, про которую, услышав, сказали, что она просто переполнена любовью.  Как это возможно, если музыка – чистая абстракция, как математика. Солист: девятилетний виртуоз, скрипач в четвертом поколении Александр Кулицкий (реплика в антракте: «Если дальше так пойдет - переплюнет Паганини»).

Предваряемый фрагментами из «Детского альбома» Чайковского в исполнении пианистки Полины Осетинской – дневник Маши Рольникайте о последних днях войны: заключенные находились почти на линии фронта: людей мучили в концлагере до последнего, пока нацисты не разбежались с приходом Красной Армии.

«Тихо… А может, гитлеровцы на самом деле испугались этих взрывов и удрали, оставив нас здесь одних?.. Снова гудит. Что-то приближается! Почему такой шум? Почему все плачут? Куда они бегут? Ведь растопчут меня! Помогите встать, не оставляйте меня одну!

Никто не обращает на меня внимания. Хватаясь за голову, протягивая вперед руки, женщины бегут, что-то крича. Спотыкаются об умерших, падают, но тут же встают и бегут из сарая. А я не могу встать. Рядом девушка не встает. Она мертва. Сейчас и я умру, если меня не поднимут.»

Истощенную Машу подхватывают на руки советские солдаты. От доброты она успела отвыкнуть и разрыдалась. А красноармеец говорит ей: «Не плачь, дочка».

Картинки по запросу советские солдаты освободили концлагеря

Советские солдаты освобождают Освенцим

 

Напоследок слушателям остается разгадать тайну исполненной под управлением дирижера Владимира Альтшулера Девятой симфонии Дмитрия Шостаковича, которая была закончена и представлена в победный 45-ый год. Критики ломали голову: уж очень это не входило в представление о музыке, приуроченной к Великой победе.  Писали о симфонии: «не ко времени». Музыка не торжественная, а даже немного несерьезная, с вставками то марша, польки, то скорбного соло фагота. В финале бурная радость. Что хотел сказать композитор? То, о чем думали многие интеллигенты в послевоенное время, что вместе с победой подует новый ветер, станет легче дышать,  свободней творить, что путы, стягивающие народ, ослабнут.

Историческая память уходит, утекает песок – а ведь мы должны помнить всех невинных убитых, замученных людей, потому что каждый уже сосчитан, нет ни одного без вести пропавшего. И мы сейчас живем  - благодаря ним. Солдаты проливали кровь, выкладывая своими телами каждый метр свободы, а какой была жертва безвестных мучеников концлагерей, зачем нужна была бессмысленная жестокость в отношении целых народов? Принцип счета здесь не работает. Они погибли и за нас тоже: мы все связаны, одно человечество, и боль и радость - одна на всех. Концерт в Филармонии дал это с полной уверенностью ощутить. 

Какой урок можно извлечь из трагической истории узников концлагерей? Для подготовки к Третьей мировой? Нет, для обычной жизни. Это урок против жестокости, грубой силы, «права сильного», ненависти человека к человеку, народа к народу. Как сказала сама Мария Рольникайте в интервью «АиФ»:

Маша Рольникайте

«Ведь сколько ни утекло воды со времен, о которых я рассказываю, а люди не стали друг друга больше любить. Возьмите отношение к гастарбайтерам, возьмите братские народы русских и украинцев! Везде, то вспыхивая, то стихая, бушует вражда. И для меня это больное место — то, что люди продолжают ненавидеть друг друга. Я не знаю, откуда берется эта желчь.»

Соб.инф.

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора.
Зарегистрирован Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор), Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС77 - 50878 от 14 августа 2012 года.
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях.